Ольга панкеева о пользе проклятий

Ольга панкеева о пользе проклятий thumbnail

Оксана Панкеева

О пользе проклятий

Пролог

Ольга печально оглядела свое жилище. Единственная комната выглядела так, словно в ней неделю кутило целое племя варваров, но наводить порядок у хозяйки не было ни сил, ни желания, как и весь прошедший месяц… Пардон, луну. Пора привыкать к местному календарю, нравится или нет, но это на всю жизнь. Не январь, а Серебряная луна. И что в ней серебряного? Ветер, слякоть, а снег если и соберется два раза за всю зиму, то тает, даже не долетев до земли.

Грустно на все это смотреть, тоскливо и тошно. То ли из-за погоды, то ли с переселенцами всегда так?.. Стресс там, ностальгия, все такое?..

Три месяца, вернее три луны назад, когда Ольга попала в этот сказочный мир Ортана, все выглядело совсем не так. Прежняя жизнь, которую при всем желании нельзя было назвать удачно сложившейся, осталась где-то далеко за пределами пространств и времен, и возможность начать все заново казалась заманчивой. Некоторое время.

А потом все вдруг стало быстро и беспощадно возвращаться на круги своя. Об этом следовало бы догадаться сразу – если уж человеку не везет ни в труде, ни в личной жизни, то тут мало что зависит от мира, в котором он живет.

Справедливости ради надо сказать, что финансовое положение Ольги по сравнению с прежним значительно улучшилось, но это ее мало радовало. Жалованье в Королевской библиотеке надо было зарабатывать пусть не тасканием тяжестей, но испорченными нервами и постоянными стрессами. Специально, что ли, в эту библиотеку такой коллективчик подобрали? Как подумаешь, что завтра опять туда идти, так и жить не хочется… Такие вот успехи в труде.

Что же касается личной жизни, то всяческие иллюзии касательно прогресса в этой области рассеялись с первых же дней пребывания в новом мире. Все повторялось с удручающим постоянством. А как же могло быть иначе? Если раньше всегда оказывалось, что парень, который ей нравится, непременно влюблен в ее же подругу, то почему теперь что-то должно было измениться? Понятное дело, если б она при перемещении вдруг волшебным образом преобразилась в писаную красавицу, может быть, что-то бы и повернулось иначе… А может, и нет. Тогда было бы хоть немного легче.

Симпатяга Жак, личный шут и задушевный приятель его величества, специалист по адаптации переселенцев, пользовался большим успехом у противоположного пола, и, следует признать, шансов у Ольги при такой конкуренции не было. Даже если бы она была красавицей. Ведь сколько красавиц ни украшали собой расписание свиданий любвеобильного шута, его сердце принадлежало и будет принадлежать одной-единственной – ученице лекаря Терезе, которая до сих пор не позволила Жаку ничего больше братского поцелуя в щечку. Странная они пара, Жак и Тереза, до сих пор большинство знакомых с удивлением гадают: что их может связывать? Он – легкомысленный, острый на язык, с крайне смутными представлениями о том, что такое скромность. Она – серьезная, ответственная, всегда очень сдержанная в суждениях. Тереза – человек глубоко и искренне верующий, а Жак – воинствующий атеист. Он безалаберный, она аккуратная. Он не пропустит ни одной хорошенькой девчонки, она может взирать на мужское тело без отвращения только на операционном столе. Она учится на хирурга, он падает в обморок при виде крови… Перечисление противоположностей можно продолжать бесконечно, но эти двое каким-то образом умудряются любить друг друга. Может, дело в том, что они оба переселенцы? Только Жак почему-то тщательно скрывает этот факт и чего-то очень опасается. Ольге он так и не сказал, чего именно, только намекнул, но был при этом настолько серьезен и даже испуган, что Ольга и настаивать не стала. Он и так всего на свете боится, зачем беднягу лишний раз травмировать?

С Жаком они остались друзьями. Так с ней обычно бывало и прежде – из несостоявшейся любви, если ее не афишировать и вообще поменьше проявлять, может вырасти хорошая дружба. Кстати, друзья – это, пожалуй, единственное, в чем ей более-менее везло в обоих мирах. Вот Жак с Терезой, например. Или Элмар с Азиль, у которых она жила первое время. Тоже странная пара, но какие ребята замечательные!

Принц-бастард Элмар, первый паладин короны, герой в отставке, великий воин и плохой поэт, огромный, надежный и безгранично великодушный, – это друг, о котором можно только мечтать. Если бы он еще хоть чуточку поменьше пил… Нет, Ольга ничуть не хуже относится к нему из-за этого, но вот сам он имел бы гораздо меньше неприятностей и поводов для раскаяния, если б всегда соображал и помнил, что делает и говорит.

Несравненная Азиль, его возлюбленная и вроде как невеста, до сих пор оставалась для Ольги загадкой. Как, впрочем, и для большинства местных жителей. Нимфы встречаются редко, и люди знают о них очень мало. Вроде бы на первый взгляд нормальная девушка, только очень красивая. Но иногда вдруг как посмотрит… а потом как скажет… И сиди полдня, догадывайся, что она имела в виду. Или выйдешь с этой подружкой по городу прогуляться, а она вдруг на полпути вцепится в незнакомого мужика с вечным своим предложением провести ночь вместе. Хорошо хоть не прямо сразу! Смотрит потом невинным детским взглядом и объясняет, что так, дескать, нужно и правильно. Что ж, ей виднее. Что-то она такое видит, в чем даже маги не всегда могут разобраться, а уж простым смертным такие тонкости и вовсе не доступны. Таким, как Ольга, например. Ее неспособность к магии оказалась настолько дремуча, что некоторые виды заклинаний на переселенку даже не действовали. Иллюзии, в частности, оставались где-то за гранью ее восприятия, а может, и не только они, проверять ни у кого не нашлось времени.

С некоторой натяжкой к друзьям можно было отнести и принца Мафея, но этот славный мальчишка-эльф с заостренными ушками бывал у Ольги очень редко и только в сопровождении Элмара или Жака. Сам парнишка наверняка бы хотел бывать в обществе старших почаще, но его наставник мэтр Истран был строг, и отлынивать от уроков магии ради сомнительных хождений по гостям его юному высочеству не позволялось. Мафей со всем соглашался, но, стоило мэтру хоть на пару минут отвернуться, тут же отлынивал от занятий ради каких-нибудь магических шалостей. Обожал он, например, пошарить шкодливыми ручонками где-то между мирами и притащить в свою спальню что-нибудь невиданное. Таким образом попала в Ортан и сама Ольга, угодившая в руки сопливому искателю приключений, зато и чудом избежавшая верной смерти. Как оказалось, только для того, чтобы тут же напороться на новые неприятности.

Причиной этих самых неприятностей послужил еще один друг. Или теперь стоит говорить «бывший друг»? Или о коронованных особах вообще так говорить не положено? Словом, он был. И был он почти целую луну. Его королевское величество Шеллар III. К чести его величества, на короля он был совсем не похож. Настолько, что Ольга при первом знакомстве приняла его за обычного полицейского. Да и впоследствии с трудом укладывалось в голове, что она общается с главой государства. Скорее его величество воспринимался как любимый преподаватель в институте. Видишь, что человек замечательный, но чувствуешь, что между вами лежит огромная пропасть знаний и опыта, а также солидная разница в возрасте. Хоть и оказалось впоследствии, что не такая уж и солидная, но все же его величество относился к тому типу людей, которых непроизвольно называешь по имени-отчеству, даже если они на этом не настаивают.

Помимо упомянутых достоинств была у короля одна черта, которую сложно было отнести однозначно к достоинствам или недостаткам. Неуемное любопытство, которое он удовлетворял, общаясь с переселенцами. Само по себе частое общение Ольгу не напрягало – поговорить с умным и интересным человеком всегда приятно, будь он хоть сто раз король, – но вот один стратегический момент она по наивности упустила. Его величество Шеллар III был холост и постоянно пребывал под неусыпным наблюдением потенциальных невест. Из-за этого все и случилось. Бдительные придворные дамы заподозрили своего повелителя в серьезных намерениях по отношению к Ольге, а соперниц при дворе не жаловали. Справедливо рассудив, что в случае примитивного убийства отмазаться им не удастся, дамы привлекли подпольного некроманта, дабы извести нахальную переселенку более тонким способом. Маг им попался неопытный, просчитался в своих заклинаниях и в результате сам поплатился жизнью, а незадачливая Ольга (ну когда ж у нее хоть что-то случалось как у людей!) получила такое недоделанное проклятие, что ни один специалист не смог объяснить, чего ж ей теперь ожидать. А король… как ни прискорбно это сознавать, его величество после этого случая тихо и незаметно исчез из ее жизни. Даже не попрощался.

Читайте также:  Вред и польза колбасы исследовательская работа

Источник

Оксана Панкеева

О пользе проклятий

О пользе проклятий - ooo.jpg

Глава 1

– Что вы тут делаете? – поинтересовался Шеллар III, входя в учебную комнату принца.

Мафей невинно похлопал глазами и ответил:

– Беседуем. Жак мне разные вещи рассказывает. Как тебе. А ещё он тебе книгу принёс, которую Ольга переписала, и я в неё позаглядывал немножко. Можно, я её дочитаю, а потом тебе отдам?

– Посмотрим, – уклончиво ответил король и обратился к Жаку: – Жак, ты когда-нибудь видел живого дракона?

– Откуда?

– А хочешь посмотреть?

– А это не опасно?

– Вот уж трусишка! Не знаю, но вряд ли. Пойдёшь со мной?

– Куда?

– Я собираюсь в Драконьи горы, побеседовать с драконами. Нашёлся, наконец, человек, который там бывал и может меня туда телепортировать и быть переводчиком при разговоре. Ну, как, пойдёшь?

– А они нас не съедят?

– Не съедят. Да не хочешь – не надо, это не обязательно.

– Пойду, – решился Жак. – Когда ещё мне выпадет случай посмотреть живого дракона, да ещё чтобы меня не съели при этом…

– Я так и думал, – засмеялся король, – что любопытство у тебя ещё сильнее, чем страх. Тогда поскорее надень что-нибудь тёплое, и пойдём.

– Прямо сейчас?

– Прямо сейчас.

– А мне можно? – попросил Мафей, умоляюще уставив на кузена свои огромные тёмные глазищи. – Шеллар, пожалуйста! Я тоже хочу посмотреть на живого дракона! Возьми меня! Я не боюсь! А если что, я вас назад телепортирую.

– Нет, малыш, извини, мне разрешили взять только одного сопровождающего.

– А почему Жака?

– А кого? Элмара нельзя брать ни в коем случае, он четырех драконов убил, вдруг у них к нему претензии. Мэтр мне тут же запретит рисковать моим бесценным здоровьем. Тебя я взять не рискну, я не знаю, как драконы отреагируют на эльфа, вдруг им это не понравится. А больше я никого взять не могу, потому что это очень секретное дело. Так что, мы отправимся с Жаком, а ты не переживай. У тебя впереди ещё, по меньшей мере, триста лет полноценной и интересной жизни, и драконов ты ещё увидишь. А вот Жак – вряд ли.

Мафей огорчённо понурился.

– А где же я одежду возьму? – заметался Жак. – У меня все дома. А там очень холодно?

– Там мороз и ветер.

– А что, драконам не холодно?

– Не знаю. Мафей, смотайтесь быстро к Жаку домой и назад, пусть он оденется. И не дуйся.

Когда они оказались в гостиной Жака, Мафей испуганно спросил:

– Как ты думаешь, он нас не вычислил?

– Не знаю, – пожал плечами Жак. – Да мы ничего такого не делали. Ну, подумаешь, испортили пару кристаллов, что тут страшного? Он же все равно не поймёт, для чего. Он в магии не смыслит. А мэтр тоже не поймёт, он такую идею не воспримет, даже если ему прямым текстом сказать.

Они поднялись в спальню, где Жак принялся копаться в шкафу, добывая оттуда тёплые вещи, а Мафей уселся на тумбочку с ногами и снова спросил:

– А может, такие кристаллы просто не годятся? Может, нужен принципиально новый вид кристалла?

– Я же в этом не разбираюсь, – вздохнул Жак. – Попробуй. Ты имеешь представление, как это можно сделать практически?

– Не очень. Я ещё не проходил структуры кристаллов.

– А что ты сейчас проходишь?

– Сейчас мэтр что-то активно взялся за медицину. Не знаешь почему?

– Наверное, чтобы ты мог в случае чего ему помогать. Ты же знаешь, что король принципиально не желает иметь дела с придворным мистиком, потому что не доверяет ему. Бедный мэтр ещё и медицинскими вопросами должен заниматься, как будто у него других дел мало. Хорошо ещё, что наш король мужик здоровый и ничем страшнее соплей пока не болел, но всяко же бывает. Вдруг заболеет.

– Но он мне ничего не рассказывает о болезнях.

– А о чём он тебе рассказывает?

– Учит оказывать первую помощь, останавливать кровь, лечить раны, реанимировать… И ещё очень подробно рассказывает о ядах и противоядиях, опять-таки с основами первой помощи. Жак, мне страшно.

Жак вздохнул.

– И в кого ты такой умный? Я и то догадался, только когда ты сказал, что тебе страшно. Мафей, ты не бойся, это он на всякий случай. Это не значит, что кого-то непременно хотят отравить. Давай назад, а то король ждёт.

Мафей спрыгнул с тумбочки и подошёл к нему.

– Не знаю… мэтр ничего просто так не делает, раз он меня так интенсивно учит, значит, у него есть основания опасаться, что кого-то могут попытаться убить. Либо его самого, либо Шеллара.

– Давай поговорим об этом потом, ладно? А то он что-нибудь заподозрит.

Король, вопреки опасениям Мафея, не затруднял себя вычислениями и подозрениями, а сидел в кресле, увлечённый толстым томом рукописи.

– Я готов! – объявил Жак.

Его величество отложил рукопись и пожаловался:

– Ох, и почерк у Ольги! Глаза сломаешь! Неужели руны так сложны для написания?

– На родном языке она пишет ещё хуже, – засмеялся Жак. – У неё просто такой почерк. С чего вам вздумалось подряжать её на переписку книг?

Читайте также:  Заявление отказ на долю вычета в пользу

– А кого? Тебя? Да и хотелось как-то дать ей возможность подзаработать, раз я больше ничем не могу ей помочь. Пойдём в кабинет.

– Так-таки и ничем? – поинтересовался Жак, когда они вышли в коридор.

– А чем ещё? Если у тебя есть какая-то дельная мысль, поделись.

– Да нет, она вовсе не дельная, а просто по-человечески… Чего вы с ней перестали общаться? Мы с ней часто видимся, и я, и Элмар с Азиль, и Тереза, даже Мафей иногда заглядывает, а вы запрятались в своём дворце и носа не кажете. Что, так стесняетесь, или решили, что раз уж возможный роман накрылся некромантским проклятием, то в чисто дружеских целях не подобает его величеству водиться с особой низкого происхождения?

– Жак, прекрати нести чушь, – поморщился король. – Неужели ты действительно так обо мне думаешь?

– А что тогда? Разобиделись, ваше королевское достоинство не перенесло отказа? Так от предложения в такой свинской форме и я бы отказался, и обижаться у вас нет никакого морального права. А она, между прочим, по вас скучает. Она-то никогда не рассматривала вас как возможного кавалера, а так вот резко обрывать отношения из-за дурацкого проклятия для… э-э… просто друга – как-то странно. Гулять больше не водите, познавательных бесед за бутылкой не устраиваете, по охотам не таскаете, даже этот заказ на переписку книг через меня передали. Некрасиво получается, ваше величество. Ухаживали-ухаживали, а как попала дама в неприятности – сразу бросили. Кого-то мне это до боли напоминает… Ах, да, вспомнил, была такая девица по имени Альбиона, о которой вы отзывались с величайшим презрением и крайней обидой, когда она разорвала помолвку с вашим кузеном…

– Давай об этом потом поговорим, – перебил его король. – Мне надо сосредоточиться и подумать кое о чём другом.

– Хорошо, – согласился Жак. – Будете должны.

– Что я тебе буду должен?

– Разговор.

– Как скажешь. Хотя я и не хотел бы это с кем-либо обсуждать, но ты же все равно не отцепишься… Познакомься, это мэтр Силантий.

Жак уважительно пожал руку пожилого поморца и представился. Тот величественно качнул косматой седой гривой, поправил широкий кушак, за который была засунута шапка, и приказал:

– Шапку сними, юноша. Драконы не любят.

– А почему? – полюбопытствовал король и тоже сунул шапку за пояс, так и не успев надеть.

– А не знаю. Не любят, и все. Ты, юноша, когда его величество будет говорить, постоишь в сторонке молча, чтоб не мешал. Ни в коем случае не орать, не визжать, не шарахаться и не падать в обморок. А вы, ваше величество, постарайтесь не упоминать в разговоре вашего кузена-героя, как будто его у вас вообще нет.

– Чего ещё не любят драконы? – поинтересовался король. – Чтобы мы их нечаянно чем-нибудь не обидели.

– Не переносят малейшей непочтительности со стороны людей. Не любят, когда людей много, когда шумят, когда говорят глупости, когда пугаются… оружия очень не любят.

Источник

Оксана Панкеева

О пользе проклятий

Пролог

Ольга печально оглядела свое жилище. Единственная комната выглядела так, словно в ней неделю кутило целое племя варваров, но наводить порядок у хозяйки не было ни сил, ни желания, как и весь прошедший месяц… Пардон, луну. Пора привыкать к местному календарю, нравится или нет, но это на всю жизнь. Не январь, а Серебряная луна. И что в ней серебряного? Ветер, слякоть, а снег если и соберется два раза за всю зиму, то непременно тает, не долетев до земли.

И грустно на это все смотреть, тоскливо и тошно. То ли из-за погоды, то ли с переселенцами всегда так?.. Стресс там, ностальгия, все такое?..

Три месяца… вернее, три луны назад, когда Ольга попала в этот сказочный мир, все выглядело совсем не так. Прежняя жизнь, которую при всем желании нельзя было назвать удачно сложившейся, осталась где-то далеко за пределами пространства и времени, и возможность начать все заново казалась заманчивой. Некоторое время.

А потом все вдруг стало быстро и беспощадно возвращаться на свои места. Об этом следовало бы догадаться сразу – если уж человеку не везет ни в труде, ни в личной жизни, то тут мало что зависит от мира, в котором человек живет.

Справедливости ради надо сказать, что финансовое положение Ольги по сравнению с прежним значительно улучшилось, но это ее мало радовало. Жалованье в Королевской библиотеке надо было зарабатывать, пусть не переноской тяжестей, но испорченными нервами и постоянными стрессами. Специально, что ли, в эту библиотеку такой коллективчик подобрали? Как подумаешь, что завтра опять туда идти и с ними общаться, так и жить не хочется… такие вот успехи в труде.

Что же касается личной жизни, то всяческие иллюзии касательно прогресса в этой области рассеялись с первых же дней пребывания в новом мире. Все повторялось с удручающим постоянством. А как же могло быть иначе! Если раньше всегда оказывалось, что парень, который ей нравится, непременно влюблен в ее подругу, то почему теперь что-то должно было измениться? Понятное дело, если бы она при перемещении вдруг преобразилась волшебным образом в писаную красавицу, может быть, что-то бы и повернулось иначе… А может, и нет. Но все равно было бы легче.

Симпатяга Жак, личный шут и задушевный приятель его величества, специалист по адаптации переселенцев, пользовался большим успехом у противоположного пола, и, следует признать, у Ольги не было шансов при такой конкуренции. Даже если бы она была красавицей. Ведь сколько бы красавиц ни украсили собой расписание свиданий любвеобильного шута, его сердце принадлежало и будет принадлежать одной-единственной девушке. Ученице лекаря Терезе, которая до сих пор не позволила ему ничего больше братского поцелуя в щечку. Странная они пара, Жак и Тереза, до сих пор большинство знакомых с удивлением гадают, что их может связывать. Он – легкомысленный, острый на язык, с крайне смутными представлениями о том, что такое скромность. Она – серьезная, ответственная, и всегда очень сдержанная в суждениях. Тереза – человек глубоко и искренне верующий, а Жак – воинствующий атеист. Он безалаберный, она аккуратная. Он не пропустит ни одной хорошенькой девчонки, она может взирать на мужское тело без отвращения только на операционном столе. Она учится на хирурга, он падает в обморок при виде крови… Перечисление противоположностей можно продолжать бесконечно, но эти двое каким-то образом умудряются любить друг друга. Может, дело в том, что они оба переселенцы? Только Жак почему-то тщательно скрывает этот факт и чего-то очень опасается. Ольге он так и не сказал, чего именно, только намекнул, но был при этом настолько серьезен, что Ольга и настаивать не стала. Он и так всего на свете боится, зачем беднягу лишний раз травмировать.

Читайте также:  Польза молока для 2 класса

С Жаком они остались друзьями. Так с ней обычно бывало и прежде – из несостоявшейся любви, если ее не афишировать и вообще поменьше проявлять, может получиться хорошая дружба. Кстати, друзья – это, пожалуй, единственное, в чем ей более-менее везло в обоих мирах. Вот, Жак с Терезой, например. Или Элмар с Азиль, у которых она жила первое время. Тоже странная пара, но какие ребята замечательные!

Принц-бастард Элмар, первый паладин короны, герой в отставке, великий воин и плохой поэт, огромный, надежный и безгранично великодушный – это друг, о котором можно только мечтать. Если бы он еще хоть чуточку поменьше пил… Нет, Ольга ничуть не хуже к нему относилась из-за этого, но вот сам он имел бы гораздо меньше неприятностей и поводов для раскаяния, если бы всегда соображал и помнил, что делает и говорит.

Несравненная Азиль, его возлюбленная и вроде как невеста, до сих пор оставалась для Ольги загадкой. Как, впрочем, и для большинства местных жителей. Нимфы встречаются редко, и люди знают о них очень мало. Вроде бы на первый взгляд нормальная девушка, только красивая очень. Но иногда вдруг как посмотрит… а потом как скажет… И сиди полдня, догадывайся, что она имела в виду. Или выйдешь с этой подружкой по городу прогуляться, а она вдруг на полпути вцепится в незнакомого мужика с вечным своим предложением насчет навестить ночью. Хорошо хоть не прямо сразу! И смотрит потом невинным детским взглядом и объясняет, что так, дескать, нужно и правильно. Что ж, ей виднее, как нужно и правильно, Что-то она такое видит, что даже маги не всегда могут разобраться, а уж простым смертным такие тонкости и вовсе недоступны. Ольга, к сожалению, относилась к простым смертным. Ее неспособность к магии была настолько дремуча, что некоторые виды заклинаний на переселенку даже не действовали. В частности, иллюзии оставались где-то за гранью ее восприятия, и, возможно, не только они, но проверять ни у кого не нашлось времени.

С некоторой натяжкой к друзьям можно было отнести и принца Мафея, но этот славный мальчишка с заостренными ушками бывал у Ольги очень редко и только в сопровождении Элмара или Жака. Сам парнишка наверняка бы хотел бывать в обществе старших почаще, но наставник был строг, и отлынивать от уроков магии ради сомнительных похождений по гостям юному принцу не позволялось. Принц со всем соглашался, а стоило наставнику хоть на пару минут отвернуться, тут же отлынивал от занятий ради каких-нибудь магических шалостей. Как, например, пошарить шкодливыми ручонками где-то между мирами и притащить в свою спальню что-нибудь невиданное. Таким вот образом попала сюда и сама Ольга, попав в руки юному искателю приключений и чудом избежав верной смерти. Как оказалось, только для того, чтобы тут же напороться на новые неприятности.

Причиной неприятностей послужил еще один друг. Или теперь стоит говорить «бывший друг»? Или о коронованных особах вообще так говорить не положено? Словом, он был. И был он почти целую луну. Его королевское величество Шеллар III. К чести его величества, не короля он был совсем не похож. Настолько, что Ольга при первом знакомстве приняла его за обычного полицейского. Да и впоследствии у нее с трудом укладывалось в голове, что она общается с главой государства. Скорее его величество воспринимался как любимый преподаватель в институте. Видишь, что человек замечательный, но чувствуешь, что между вами лежит огромная пропасть знаний и опыта, а также солидная разница в возрасте. Хоть и оказалось впоследствии, что не такая уж и солидная, но все же его величество относился к тому типу людей, которых непроизвольно называешь по имени-отчеству, даже если они на этом не настаивают.

Помимо упомянутых достоинств была у короля одна черта, которую сложно было отнести однозначно к достоинствам или недостаткам. Неуемное любопытство, которое он удовлетворял, общаясь с переселенцами. Само по себе частое общение Ольгу не напрягало, поговорить с умным и интересным человеком всегда приятно, будь он хоть сто раз король, но вот один стратегический момент она по наивности упустила. Его величество Шеллар III был холост, из-за чего постоянно пребывал под неусыпным наблюдением потенциальных невест. Из-за этого все и случилось. Бдительные придворные дамы заподозрили своего повелителя в серьезных намерениях, а соперниц при дворе не жаловали. Справедливо рассудив, что в случае примитивного убийства отмазаться им не удастся, дамы привлекли подпольного некроманта, дабы извести нахальную переселенку более тонким способом. Маг им попался неопытный, просмотрел чего-то в своих заклинаниях, и в результате сам поплатился жизнью, а незадачливая Ольга (ну,

Источник